Во Владивостоке состоялась читка пьесы «Конкурс на миллион»

23 мая в библиотеке №6 состоялась 3-я читка актуальной пьесы Владивостокского драматурга Владимира Шумскова «Конкурс на миллион». Режиссер — Федосеева А.А.

📹 Смотрите также на rutube или вконтакте

В центре внимания — конференция ТОС – территориального общества самоуправления. На повестке дня – получение 1 миллиона рублей от государства на благоустройство территории.

Герои из разных социальных слоев, каждый отстаивает свои интересы. Они оказываются втянутыми в сложные переговоры и конфликты, жанр пьесы — социальная драма с комедийными элементами, где-то перекликающаяся с фильмом «Гараж», и пьесами А. Гельмана.

Владимир Александрович Шумсков — зампредседателя ТОС «Спутник Владивостока», знаменитого своими проектами на берегу водоема с утками мандаринками, он также автор книги «Публичная власть и новый социализм». Текст пьесы опубликован ниже. Читка в видеозаписи — это адаптированная и сокращенная до 1 часа версия.

К О Н К У Р С  НА  М И Л Л И О Н

Пьеса в одном действии

Действие пьесы происходит в городе Верхнезауральске, который является столицей Верхнезауральского региона в  Верхнезауральском федеральном округе.

Региональная власть объявила конкурс среди городов своего региона на лучший социально значимый проект по благоустройству части городской территории.

 

Особенность конкурса заключалась в том, что «Заявителем проекта» должна будет выступать городская администрация, но «инициатором проекта» обязаны  быть Совет Многоквартирного Дома (МКД) или Конференция Территориального Общественного Самоуправления (ТОС).

Согласно условиям конкурса каждый победитель может получить один миллион рублей на реализацию своего проекта.

 

Делегаты конференции ТОС «Заречье-1» во главе со своим председателем, решают вопрос об участии в данном конкурсе.

 

Двадцать седьмое апреля 2019 года.

Девять часов сорок пять минут.

Помещение территориального общественного самоуправления, ТОС «Заречье-1» разделено перегородкой на две комнаты.

Слева от зрителей – вход в помещение и прихожая, где обычно проходят конференции ТОС,  справа – кабинет председателя Совета ТОС.

В прихожей на видном месте висит общий экран телевизора.

Рядом висит объявление: «Уважаемые жители! Совет ТОС «Заречье-1» приглашает Вас на субботник, который состоится 20 апреля 2019 года. Сбор в 10.00 на перекрестке улиц Яблочной и Сливовой, возле колонки». 

В кабинете председателя на видном месте висит плакат: «Схема границ ТОС «Заречье-1», на котором изображены семь улиц станции Заречье. Рядом висит другой – «Приказ администрации города Верхнезауральска об утверждении Устава ТОС «Заречье-1».

 

Появляется Батурина. Женщина около сорока лет.

 

БАТУРИНА (зайдя в помещение, подносит сотовый телефон к уху). Говори… Как не поедете? Это кто…это твоя Таня так решила?.. А ну дай ей телефон… А ты ей сказал, что у тебя подозрение на язвенный колит?.. А тебе этого мало? Пусть срочно мне позвонит, я сама с ней поговорю…

 

Появляется Жукова. Женщина около сорока лет.

 

БАТУРИНА (ласково по телефону.) Всё, сынуля, ко мне люди пришли.… Скажи Тане, чтоб она мне позвонила. (Отключившись, обращается с улыбкой к Жуковой.) Вы по какому вопросу? У нас сейчас конференция… Вы зайдите через часик…

ЖУКОВА. Я на конференцию… вместо Петровой. Она в больнице… Мы провели собрание… Приняли решение, проголосовали и… Меня вот избрали делегатом… (Протягивает руку.) Жукова Зинаида Федоровна.

БАТУРИНА (пожимая руку Жуковой). Батурина Светлана Сергеевна. Председатель ТОС «Заречье – 1». Присаживайтесь. А что с Петровой?

ЖУКОВА. Сахар у неё поднялся.

БАТУРИНА. Да, не умеем мы о здоровье думать… По остаточному принципу норовим…

ЖУКОВА. По правде сказать, у нас у всех личная жизнь на втором плане. О семье тоже мало кто сейчас заботится… Мы надолго тут сегодня?

БАТУРИНА. Вопрос у нас один… Принять участие в конкурсе и назначить старшего по написанию проекта. Думаю, быстро управимся… Делегатов у нас семь человек. Если четверо придут, то уже кворум будет. Я вчера хотела всех обзвонить, а потом решила… Пускай на их совести будет!

 

У Жуковой звонит телефон.

 

ЖУКОВА (Батуриной, вынимая из кармана телефон). Извините. (В трубку.) Говори, только быстрее… Да, да… А бабушка где? А дядя Леша?

 

Батурина снимает со стены плакат о субботнике, сворачивает его в трубочку и ставит в уголок.

 

Входит Веселов. Парню за двадцать.

 

ВЕСЕЛОВ (недовольным тоном). Всем – салют! Ну, вы даете, господа-товарищи! Вы хоть знаете, на какой день заседание назначили?  Великая суббота! Сошествие Христа в ад! А что это значит? Это значит завтра у нас Воскресение Христово! Пасха! Я специально к этому дню сценарий написал.

БАТУРИНА. Сам написал?

ЖУКОВА (в телефон). Молодец! Все, доча, мне некогда… Ладно, я через  часик буду.  (Выключает телефон.)

ВЕСЕЛОВ. Конечно сам! У меня завтра мероприятие в школе, а сегодня репитиция. Отпустите меня, пожалуйста. (Обращается сначала к Батуриной, а потом к Жуковой.) Светлана Сергеевна… Теть Зин… Я понимаю, вы на нормальной работе работаете… У вас все по нормальному: по рабочим дням вы работаете, по праздникам и выходным отдыхаете. А у меня наоборот! В будни – праздники, а в праздники — будни. Можно я сегодня пропущу заседание?  Отпустите… Очень прошу…

БАТУРИНА. Вы, я смотрю, знакомы. Отлично. (Веселову). Не волнуйся, Витя, мы быстро… успеешь на свою репетицию. Ты, главное, как надо сегодня проголосуй, и можешь на все стороны катиться. Напомни, где ты работаешь?

ВЕСЕЛОВ. Я ж вам говорил! (Преображается и декламирует весело и с улыбкой.) Агентство по проведению юбилеев и праздников! Леля и её команда!. Лёля – это наш командир. Наша шефиня! (Декламирует.) «Отмечаем праздники, юбилеи года! И встречаем мамочек прямо из роддома!».

БАТУРИНА уковой). Артист!

ВЕСЕЛОВ. А я ещё сценарии пишу.

БАТУРИНА. Вот и нам напишешь.

ВЕСЕЛОВ. А почему «нет»?! Только за  них Лёля отдельно платит… Завтра вот Пасху в школе отмечаем – это я сценарий написал. уковой.)  Лёля, между прочим, меня похвалила. И ещё, теть Зин, она мне задание дала…

БАТУРИНА. Мы тебе, Витя, тоже задание дадим.

 

У Жуковой звонит телефон.

 

ЖУКОВА (в телефон). Слушаю… Да, Сергей Петрович, я звонила. Хотела узнать, вы будете… Все понятно, Сергей Петрович… Нет, просто, уверена, что это все бесполезно…

ВЕСЕЛОВ (Батуриной). Я – непротив, если личными-наличными подкрепляется. (Декламирует.) «Только личный интерес, продвигает наш прогресс!».

БАТУРИНА (обнимая Веселова за плечи). Вот и отлично, Витюша! Мы как раз тут с Зинаидой Федоровной создаем команду по написанию проекта.

ВЕСЕЛОВ (освободившись из-под рук Батуриной, декламирует.)

«Креативный класс не спит, он головой работает.

И постоянно он горит вашими заботами!».

(Батуриной.) Помните, я вам ещё в феврале предлагал? Масленицу… А вы отказались… Сказали, места нет… все помойками завалено…Теперь вот Пасха. Я сценарий сочинил, и Лёле он понравился. (Говорит торжественно.)

«Утром на рассвете Иисус воскрес,

поздравляйте дети, Господа с небес!

Победитель смерти радость вам принес.

Славьте Бога, дети, жив Иисус Христос!».

(Батуриной.) Они ещё священника на завтра в школу пригласили. С утра он отработает, а потом мы.

«Отчего так засияло нынче солнышко с небес?

Пасха светлая настала, мы поём: «Христос воскрес!».

ЖУКОВА (в телефон). Напрасно вы влезаете в эту аферу. Только зря время потеряете. Вы почитайте, какие там условия. Там же без их ведома ни одна мышь не проскочит. Говорю же, это  «конкурс для своих», чтоб бюджетные деньги по своим карманам…

ВЕСЕЛОВ (Батуриной). Я согласен, Светлана Сергеевна. Только в задних рядах интересуются, какова цена вопроса?

БАТУРИНА (Веселову). Цена вопроса, Витюша, есть! Мы получим миллион, если войдем в число победителей этого конкурса.

ЖУКОВА (в телефон). Поступайте, как хотите! (Выключает телефон.)

ВЕСЕЛОВ (Батуриной.) Миллион? Вы не шутите? Можно, поподробнее?

БАТУРИНА (Веселову). Тут такое дело, Виктор… Как бы тебе проще объяснить… Понимаешь, наш губернатор… Он у нас, как ты знаешь, человек новый… Только в прошлом году его избрали.

ЖУКОВА. А в этом, он решил перед народом попиариться … По-русски говоря – повыпендриваться …

БАТУРИНА (Веселову). Короче говоря, наш губернатор объявил конкурс для всех городов нашей области…

ЖУКОВА. Не для всех городов, а только для городских округов.

БАТУРИНА. Не суть важно. Условия конкурса такие… Каждый глава города должен представить общественно значимый проект. Только этот проект должны написать не сотрудники его администрации, а сами жители. Жители, которые создали ТСЖ, Совет дома или ТОС.

ЖУКОВА. ТСЖ там не участвуют. Только ТОСы и Советы домов.

БАТУРИНА уковой). Мы имеем право! (Веселову). По условиям конкурса каждый победитель получит миллион на реализацию своего проекта. На наш городской округ выделено восемнадцать миллионов. Вот и посчитай.

ВЕСЕЛОВ. Это круто!  А сколько у нас в городе ТОСов?

ЖУКОВА. Какая тебе разница! Все равно там у них победители уже назначены! Мы только так, сбоку припека у них будем!

БАТУРИНА (Веселову.) Ну, что, Витюша, готов ты написать такой проект!

ВЕСЕЛОВ. А когда его надо сдать?

БАТУРИНА. До 7 мая!

ВЕСЕЛОВ. До 7 мая? Сегодня у нас 27-е апреля… Времени маловато, конечно…

ЖУКОВА. Вот и я о том же!

БАТУРИНА (удивленно). Зинаида Федоровна, я вас не понимаю…

ЖУКОВА. Большинство нашей улицы проголосовали «против». Я, как делегат, приношу сюда общее мнение нашей улицы. Мы «против» участия в данном проекте?

ВЕСЕЛОВ уковой). А вы чё, собрание проводили?

ЖУКОВА. Естественно. У нас семь домов в ТОСе. Четыре дома проголосовали «против».

БАТУРИНА. А вы, лично, как голосовали?

ВЕСЕЛОВ. А мы собрание не проводили. А зачем? Меня прошлый раз выбрали делегатом, и я теперь выражаю общее мнение… За всех жителей… Они мне доверяют.

БАТУРИНА. Они нового делегата избирали.

ВЕСЕЛОВ (Батуриной). Мне ещё Лёля поручила свадебный квест написать. уковой.) Вы, тёть Зин, сколько с Алексеем сожительствовать будете? Пора бы уже зарегистрироваться и нормальную свадьбу сыграть! Я уже для вас и свадебный квест писать начал. (Декламирует.)

«Чтобы каждый день с супругом

Был прекраснейшим из дней!

Чтоб влюблялись вы друг в друга

С каждым часом всё сильней!!!».

 

Пауза.

 

ЖУКОВА (удивленно глянув на Батурину и делая ударение на букве «о», обращается к Веселову). Не поняла! А ты тут при чем? Ты мне кто? Адвокат или врач какой-то, чтоб в мою жизнь вмешиваться? Нет, вы только гляньте на него! Он мне ещё указывать будет, с кем и как мне жить! А ты, парень, случаем… (Батуриной.) Точно! У нас же осенью довыборы в городскую думу. (Веселову.) А ну быстро говори, кто тебя за мной следить поставил?

ВЕСЕЛОВ. Да говорю же…  Мне Лёля поручила…

ЖУКОВА. Не ври! Откуда твоей Леле знать, с кем и как я живу! (Батуриной.) Точно – засланный казачок!

ВЕСЕЛОВ (приложа руки к груди, говорит Батуриной). Это неправда! Чистая… Светлана Сергеевна… Я сейчас все вам объясню…

БАТУРИНА уковой). Да перестаньте вы, Зинаида Федоровна! Какие «органы»? Какой «казачок»?

ВЕСЕЛОВ (Батуриной). Ну, конечно, Светлана Сергеевна. уковой.) Меня Лёля попросила квест написать. Чтоб вы к другим не обратились. Вы не представляете, какая у нас конкуренция!

ЖУКОВА (Веселову). Депутатом хочешь стать?

ВЕСЕЛОВ. Да при чем тут это! Просто конкуренты проклятые… Их знаете сколько у нас? И в каждой фирме свой ГЭК, своя фишка имеется… Жоржик, например, «поющий – ведущий». Заколебал уже всех. (Передразнивает.) «Добрый вечер, друзья! Пою один, бля, без ансамбля!». Или «Вера с универа!». Та восточные танцы гостям впаривает. Есть ещё «Филя-фокусник!». (Передразнивает.) «Достаю из шляпы аиста для папы!». Вот Лёля мне и говорит…

ЖУКОВА (Веселову). Ты мне зубы не заговаривай! (Батуриной.) А вы, Светлана Сергеевна, сами подумайте. Осенью у нас довыборы. Вы – председатель Совета ТОС, я председатель городского Совета оппозиционной партии… Вот они к нам дорожку и прокладывают. Свадебный сценарий, видите ли, хотят про нас написать!

ВЕСЕЛОВ. Не просто сценарий, а свадебный квест! Представление. Мне за это Лёля двойной тариф обещала…

ЖУКОВА (Батуриной). Вот, пожалуйста! Продался за тридцать сребреников. Что и требовалось доказать. (Веселову.) Лучше по-хорошему признавайся! Кто тебе приказы отдает?

ВЕСЕЛОВ. Да я же уже признался! Это Лёля! Она мне сказала, что она – ваша  родственница.

 

Пауза.

 

Точнее, она вашему Алексею родственница.  Сестрой, кажется, она… у него…

 

Пауза.

 

БАТУРИНА. Ну, вот видите, Зинаида Федоровна, оказывается, это  родственница за вас хлопочет, а вы накрутили тут!

ЖУКОВА. Сестра у Алексея действительно есть. Двоюродная. Только её не Лёлей, а Ольгой зовут.

БАТУРИНА. А фамилия как?

ЖУКОВА. Крутилина… Это по мужу… А девичья, как и у Алексея – Палеева.

ВЕСЕЛОВ. Правильно – Ольга Крутилина! А сокращенно – Лёля! Это псевдоним такой для фирмы… Слоган наш: «Леля и её команда!».

 

Батурина включает телефон и ищет фирму.

 

ЖУКОВА (достав телефон, звонит.) Оля, здравствуй. Это Зинаида Федоровна. Узнала? Тут Виктор Веселов, твой сотрудник, говорит, что какой-то свадебный квест…

БАТУРИНА (глядя на экран телефона). Ольга Крутилина – учредитель агентства «Леля и её команда!». (Веселову.) Все правильно!

ВЕСЕЛОВ. Да зачем мне вас обманывать? Делать мне больше нечего!

ЖУКОВА (в телефон). Да, поняла… А что это такое?

БАТУРИНА (Веселову). Ну, вот и отлично! Всё, хватит «о хорошем», давайте про наш конкурс…

ЖУКОВА (в телефон). Да… Нет… Нет… Ладно… Хорошо… Хорошо, передам… (Батуриной.) Это Ольга не мне… Она Алеше такой подарок делает.

БАТУРИНА уковой.)  Значит, Виктора мы назначаем главным за написание проекта. В помощь ему дадим Федотову и Денисовича.

 

Пауза.

 

ЖУКОВА.  Я буду голосовать против участия нашего ТОС в этой махинации.

БАТУРИНА. Зря! Хотя имеете право! Сейчас, Витюша, я тебе на ватсап сброшу постановление.  (Смотрит на экран телефона, ищет и сбрасывает Веселову на Ватсап.) Всё, сбросила. Посмотри у себя.

ВЕСЕЛОВ (смотрит на экран своего телефона, читает). «Постановление администрации Внешнезауральской области от 7 апреля 2019 года».

ЖУКОВА. Месяц назад постановление вышло, а кто о нем знает, кто о нем слышал!

ВЕСЕЛОВ (продолжает читать). «Номер сто шестьдесят девять «О грантах победителям конкурса проектов, инициируемых жителями муниципальных образований Внешнезауральской области, по решению вопросов местного значения».

БАТУРИНА. Обрати внимание на «Условия конкурса» и на «Паспорт проекта». Тебе с ними придется работать. (Звонит телефон, не глядя на экран, объясняет.) Извините, это моя невестка. (Пройдя в свой кабинет, плотно закрывает дверь, говорит в телефон.)  Послушай меня Таня… А это ты опять. Она рядом, дай ей трубку…

ЖУКОВА (Веселову). За написание этого проекта ты, между прочим, не получишь ни копейки. Никто ваш проект в победители не пропустит. Поверь моему опыту. Только зря время потеряешь.

БАТУРИНА (в телефон). Я тебя поняла, теперь хочу с ней поговорить…

ЖУКОВА (Веселову). Если сегодня на заседании будешь голосовать так же, как я, то я тебе разрешу написать сценарий про нашу с Алексеем свадьбу. А свадьбу мы уже наметили. Ты реальные деньги заработаешь… Мы тебя не обидим.

БАТУРИНА (по телефону). А причем тут это?

ЖУКОВА (Веселову). А если будешь голосовать не так, как я… Скажу Ольге, чтоб она тебе больше никаких сценариев не давала… И вообще, попрошу, чтобы она тебя поганой метлой гнала из нашего Агентства. Мы найдем себе другого сценариста.

БАТУРИНА (по телефону). Если ты не можешь, то я сама влиять буду. Как только она вернется, пусть мне позвонит. (Отключает телефон, выходит из кабинета и обращается к Веселову.) Да, Витя, сделаем тебя старшим по написанию проекта.

 

Пауза.

 

ЖУКОВА (Батуриной.) Светлана Сергеевна, не забывайте, наш ТОС – юридическое лицо. Если мы станем победителем, то мэру придется миллион на наш счет перечислить. А он этого не допустит! Другое дело – Советы домов… Они не юрлица, поэтому миллион им никто не даст. Эти деньги из бюджета будут отправлены не им, а прямиком в «Управляйки» … А оттуда, как вы прекрасно знаете, эти денежки потекут в оффшоры, где наши «укашки-букашки» зарегистрированы. Только не делайте вид, будто вы этого не знаете. Это Виктору простительно, он молодой…

БАТУРИНА. Зинаида Федоровна, хватит тут партийную демагогию разводить! Сначала вы слежку за собой заподозрили, теперь вот какую-то преступную схему раскрываете. Не надо забивать мозги молодому человеку. Они у него на креативный лад настроены. (Веселову.) Правильно я рассуждаю?

ВЕСЕЛОВ.  Времени для написания очень мало… У меня сейчас работы очень много…

 

Появляется Денисович. Парню за двадцать.

 

ДЕНИСОВИЧ (входя в помещение, обращается ко всем). Всем – мое почтение! Может, дверь открытой оставить? На улице уже жара конкретная!

БАТУРИНА. Да, пожалуй, надо проветрить… А то воздух у нас тут какой-то нехороший становится.

ЖУКОВА (достает телефон, звонит и, отойдя к двери, разговаривает по телефону). Настя, быстро сходи, открой теплицу! Погода сегодня будет жаркая… Ты уже открыла? Молодец! А что дядя Леша делает?..

ДЕНИСОВИЧ. Креативному классу – отдельный привет!

 

Денисович и Веселов исполняют какой-то приветственный ритуал, который знаком только современным молодым людям.

 

ЖУКОВА (в телефон). А он грядки вскопал?.. И огуречную тоже?.. Ну, ну, пускай починит… А ты чем занимаешься? (Выслушав.) А бабушка?

ДЕНИСОВИЧ (Веселову). Ты машину у меня берешь?

ЖУКОВА (в телефон). Через часик, а, может, и раньше. (Выключает телефон.)

ДЕНИСОВИЧ (Веселову). Я тебе, как многодетному отцу, пятьдесят тыров сброшу? Да за такую цену… Автомат. Полный привод. Минивэн. Две тысячи третий год…

ВЕСЕЛОВ. Я бы с удовольствием, но мы с Любаней решили – только в рассрочку…

ДЕНИСОВИЧ (передразнивает.) «С Любаней… Решили…». Это она у тебя за тебя решает. Пора выходить из бабской опёки! Нет, в рассрочку я не могу. Мне деньги позарез нужны. И желательно – наличные. (Батуриной.) Вижу наш «пипл» не торопится! Конкретный игнор к оперативке проявляет.

 

Пауза.

 

А зачем нам на конференции этот вопрос решать? Собирать семь человек. Это максимально глупо! У меня деловое предложение. Давайте этот вопрос на Совете ТОС решим. (Батуриной.) Вы, я и Федотова проголосуем, и все будет чики-поки! Матвеевну я видел, скоро подойдет.

БАТУРИНА. У нас семь улиц в ТОСе. От каждой улицы по одному делегату, вот и получается семь человек.

ЖУКОВА. По условиям конкурса этот вопрос решается только на конференции. На Совете нельзя. Иначе вас к конкурсу не допустят.

БАТУРИНА. А нас уже четверо! Кворум для проведения конференции уже имеется. Геннадий Яковлевич, познакомьтесь. Это Зинаида Федоровна вместо Петровой делегат от улицы Васильковой.

ДЕНИСОВИЧ уковой). А скажи мне, Федоровна, Петровну за что прогнали?

ЖУКОВА. Её не прогнали, а положили в больницу. Сахарный диабет обнаружили.

ДЕНИСОВИЧ. Чики-пок! Теперь колоться заставят… Инсулином! Как моя теща будет! Её Олеся колет! А когда её нет, медсестра приходит! Жуткое дело!

ВЕСЕЛОВ (глядя в телефон). О, губернатор наш выступает! (Включает общий экран, который висит на стене, потом своим телефоном настраивает экран.)

 

ГУБЕРНАТОР (на экране). …благодарность жителям за активную позицию. Сегодня в крае создано более двухсот пятидесяти Территориальных Общественных Самоуправлений. Они позволяют решать многие местные вопросы, прежде всего по благоустройству. В этом году мы объявили очередной конкурс. Лучшие проекты Советов домов и ТОС получат финансовую поддержку из регионального бюджета в рамках механизма инициативного бюджетирования. Это до одного миллиона рублей на каждый проект.  Благодаря энтузиазму председателей Советов домов и активистов ТОС, их совместной конструктивной работе с администрацией городов в этом году будут убраны стихийные мусорные свалки, построены детские и спортивные площадки, появятся новые общественные пространства. Мы будем это всячески поддерживать, так как их проекты – это комфорт, спокойствие и благополучие жителей нашего края.

 

Лицо губернатора с экрана исчезает, появляется лицо ведущей.

 

ВЕДУЩАЯ. Сегодня в нашем городе уже создано и зарегистрировано в качестве юридического лица восемнадцать ТОСов. Нам выделено восемнадцать миллионов рублей!  На каждый ТОС по миллиону! Дерзайте горожане! А теперь небольшая реклама.

 

Веселов убирает звук.

 

ДЕНИСОВИЧ. Видали, какая у нас конкуренция! (Веселову.) Да выключи ты его совсем! (Батуриной.) Раз кворум имеется, давайте голосовать.

ЖУКОВА. Время ещё есть. Ты же сказал, что Федотова сейчас подойдет.

 

У Денисовича зазвонил телефон.

 

ДЕНИСОВИЧ (в трубку). Да… Да… Минивэн., полный привод, автомат… Две тысячи третий… Думайте. (Выключает телефон). Наша Матвеевна сто лет идти будет. У неё там горе какое-то…  Давай, Сергеевна, начинай собрание.

ВЕСЕЛОВ. Время ещё без пяти десять.

ДЕНИСОВИЧ. У тебя «скоромох» часы неправильно ходют.

 

Все переглядываются, улыбаются.

 

БАТУРИНА (Денисовичу.) Геннадий Яковлевич, ты оговорился. Правильно сказать надо «скоморох». Только ты зря про нашего Виктора так говоришь. Он у нас серьезный человек, он сценарии пишет.

ДЕНИСОВИЧ. Вот и пусть пишет, а не встревает, куда не надо. Кстати, Рыбалкина, наверное, сегодня не будет. Он каждую субботу на охоту уезжает.

ВЕСЕЛОВ. Почему «на охоту», а не «на рыбалку»?

ДЕНИСОВИЧ (Веселову). Тебя забыли спросить. Сдуйся, Веселый, и не перебивай.

БАТУРИНА (Веселову). А зачем нам сегодня семерых собирать? Нам и четверых достаточно!

ДЕНИСОВИЧ. Мишка Жердяев рассказывал, они в прошлую субботу на охоту ходили.

ВЕСЕЛОВ. Какой Мишка?

ДЕНИСОВИЧ. А который депутат! Который про политику  всё знает. (Батуриной.) Да ты, Сергеевна, с ним знакома. Он брат твоей подруги-массажистки. Кстати, он свой Совет дома на этот конкурс выставил. По улице Монтажной. Монтажная-9, кажется.

ЖУКОВА. А он что, председатель Совета дома?

ДЕНИСОВИЧ. Нет, Федоровна. Он в этом доме сам не живет. Просто этот дом в его округе находится. И его обслуживает «управляйка», в которой Мишка работает. Он юрист по образованию. В «управляйке» он юридическую консультацию возглавляет.

ЖУКОВА. Хорошо пристроился! Он ведь, если я не ошибаюсь, из команды ещё первого мэра, которого посадили… Тот его в Думу пристроил.

ДЕНИСОВИЧ уковой). Ой, Федоровна, не про то сейчас разговор… (Батуриной.) Они уже проект написали и заявку в администрацию сдали. Хочут возле своего дома спортивную площадку сделать. В этом смысле нам тоже поторопиться надо.  (Посмотрел на телефон.) Десять уже, а мы ещё никак и никто…

БАТУРИНА. Да, друзья мои хорошие! Давайте не будем зря терять время. (Глянув в телефон.) Всё, больше никого не ждем! В составе нашей конференции, как вы знаете, числится семь человек. Нас тут четверо. Это больше пятидесяти процентов. Значит, наша конференция в таком составе легитимна и может принимать и утверждать любые решения. Я правильно рассуждаю, Зинаида Федоровна?

ДЕНИСОВИЧ (видя, что Жукова молчит, садится на стул и отвечает вместо нее).  Ясень пень, Сергеевна. Четырех человек достаточно!

БАТУРИНА. Вот и отлично! На повестке дня у нас один вопрос. Принять решение об участии в проекте и утвердить старшего по написанию проекта, который будет писать проект. Давайте не будем друг друга задерживать. Тем более Витюше на репетицию надо идти. Кто за то, чтобы принять участие в данном конкурсе на миллион рублей и назначить Виктора старшим по написанию проекта? Прошу поднять руки.

 

Денисович и Батурина поднимают руки. Веселов, сидя на стуле и опустив голову, изучает экран своего телефона. Жукова, демонстративно сложив руки на груди, в упор смотрит на Батурину.

 

ДЕНИСОВИЧ (толкая Веселова). Эй, скоромох! Ты че там уснул?

ВЕСЕЛОВ (подняв голову и в упор, глядя в глаза Денисовичу).  Ты руку поднял? Вот и сиди, как сидишь!

ДЕНИСОВИЧ. Не понял. Ты ничего не попутал?

БАТУРИНА. Кто «против»?

 

Жукова поднимает руку. Веселов, глядя на Батурину, тоже поднимает руку.

 

(посмотрев на Жукову и, глядя на Веселова, говорит насмешливо.) Значит, Витюша, «семейный интерес, продвигает твой прогресс».

ВЕСЕЛОВ. Не «мой», а «наш», Светлана Сергеевна. «Наш прогресс продвигает интерес».

 

У Денисовича зазвонил телефон.

 

ДЕНИСОВИЧ (в трубку). Да… Да… Две тысячи третий год… Минивэн., полный привод, автомат… Хорошо! (Выключает телефон). Йез!!! (Батуриной.) Ну, что, Сергеевна, все проголосовали, голоса поровну. И че теперь делать?

ЖУКОВА. Ждать остальных делегатов конференции.

ДЕНИСОВИЧ. Я же говорю, на Совете такие вопросы решать надо! От конференции толку все равно не будет. Трем людям легче добазариться!

 

Появляется Федотова. Женщине за шестьдесят лет.

 

ФЕДОТОВА (горестно и трагично). Ой, простите меня, мальчики и девочки! И вы, Светочка Сергеевна, простите за опоздание! Но я просто в шоке от нашего мэра! Совсем охренопупился! Вы слыхали? Ой, мальчики-девочки, я вся на нервах, вся на нервах… Вы слыхали, что случилось в Благовещенске?

ДЕНИСОВИЧ. Причем тут Благовещенск, Матвеевна?

ФЕДОТОВА. Ой, Геночка, не говори так. У нас же глобализация! Мы же сейчас оглобузированы все настолько… Наш круглый шарик стал таким маленьким. Вон в Китае кто-то чихнул, а у нас уже эпидемия. И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Благовещенск – такой позитивный город! Такой светлый! Благо вещать должен, а он… Вы слыхали, там какой-то урод всех своих одноклассников пострелял. Из собственного ружья! Он, оказывается, его давно купил, когда ему шестнадцать исполнилось. Купил и на себя, как на охотника, его оформил! А потом с этим ружьем в школу пришел! Представляете, какой кошмар!

ДЕНИСОВИЧ. Так это когда было!? В прошлом годе ещё. Ты зачем, Матвеевна, сейчас эту волну гонишь?

ФЕДОТОВА. В том-то и дело, Геночка!  Волна в прошлом году поднялась, а на нас только сейчас опустилась. И виноват этот козлина! И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Но все это время он на своей попе ровно сидел и не хрена не делал… А наша дума… Государственная дума… которая в Москве… Она оказывается, ещё в прошлом году этот закон приняла. Вот мне написали. (Протягивает Батуриной левую руку с зажатым кулаком.)

БАТУРИНА (берет её кулак, пытается его разжать). Что у вас там? Да Валентина Матвеевна, разожмите вы свой кулачок-то!

ФЕДОТОВА. Это мне девочки написали… Светочка Сергеевна, вы у нас грамотная… Наберите в интернете. У меня не получается… Там про это все написано… Ой, мальчики-девочки, я просто в шоке! И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю!

БАТУРИНА (вытягивая записку из кулака Федотовой, говорит Денисовичу). Геннадий Яковлевич, налейте воды и дайте Валентине Матвеевне.

 

Денисович наливает воды в кофейную чашку, подает Федотовой, та мгновенно её выпивает. Батурина разворачивает записку, читает, затем набирает в телефоне адрес сайта и выкладывает на общий экран.

 

(читает, глядя на экран.)  Сайт нашей Верхнезауральской газеты и статья…

 

На общем экране появляется статья.

 

Заголовок: «Триста жителей Верхнезауральска лишились работы в первый день апреля».

 

ДЕНИСОВИЧ (после паузы, читает). «В первый день апреля, и это не первоапрельская шутка, в городе Верхнезауральском без работы за один день остались почти триста жителей. В соответствии с федеральным законом, который Государственная дума Российской Федерации приняла ещё в конце прошлого года, все школы и детские образовательные учреждения должны в обязательном порядке заключать договоры на охрану с организациями, имеющими соответствующую лицензию и сотрудников, прошедших специальное обучение. В связи с этим в нашем городе уволенными оказались все вахтеры. Казалось бы все правильно. Но проблема в том, что найти новую работу большинству из «оказавшихся не у дел» будет очень не просто, так как это люди предпенсионного возраста или пенсионеры».

ФЕДОТОВА (показывая пальцем на экран). Вот! Это про меня! Я! Я – пенсионерка. Это я пострадала в первую очередь!

ЖУКОВА (ни к кому не обращаясь конкретно). А у нашей власти всегда так! Когда она принимает новый закон или какой-нибудь конкурс объявляет, так надо сразу или лезть под кровать, или в шкафу прятаться.

БАТУРИНА. Да причем тут конкурс, Зинаида Федоровна? Вы тут тоже… Не надо манипулировать и вводить в заблуждение.

ФЕДОТОВА уковой). Ой, Зиночка, как вы правильно говорите! (Батуриной.) Нет, нет, Светочка Сергеевна, вы дальше… дальше читайте.… Про этого козла прочитайте!

БАТУРИНА (читает дальше). «Напомним, что трагическое происшествие осени 2018 года в Благовещенске буквально насильно заставило депутатов Государственной думы принять закон «О порядке и правилах организации охраны детских учреждений».

ФЕДОТОВА. Такой город, такой город и такая трагическая весть! И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю!

БАТУРИНА (продолжая читать). «По словам Оксаны Голобородько, замдиректора Центра занятости, такие сокращения прошли во всех городах нашей страны. Но везде сокращения вахтеров проводили своевременно и поэтапно. Поэтому и резонанса общественного не случилось. А в нашем Верхнезауральске – одномоментно уволили сразу несколько сотен человек».

ФЕДОТОВА. Вот! Вот тут вся правда и кроется. Этот мудак полгода сидел на жопе ровно…

ЖУКОВА (срываясь на крик). Да прекратите вы выражаться, в конце-то концов! Да, вы пострадали, мы вас понимаем… Но зачем же язык так корежить? Вы же школьный работник, а выражаетесь… Слушать противно!

ФЕДОТОВА. А мне не противно? Не противно, да? (Батуриной.) Вы, Светочка Сергеевна, дальше прочитайте. И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю!

БАТУРИНА (читает). «Центр занятости уже работает с уволенными. Кому-то оказывают психологическую помощь, кому-то предложили переобучение, а некоторым уже подобрали новое место работы».

ФЕДОТОВА. Ага, подобрали они! Мне на «горной речке» предложили склад охранять. А как мне туда добираться? На перекладных! С тремя пересадками! уковой.) И как мне прикажете ещё выражаться? Уси-пуси с ними делать? Нет уж, дорогая! (Батуриной.) Я в нашей школе вахтером восемь лет отработала. И вдруг на тебе! Нет, не имеют права! Надо нам найти на них управу! Светочка Сергеевна, давайте от нашего ТОС напишем письмо.

БАТУРИНА. Успокойтесь, Валентина Матвеевна. Тут надо подумать, как и что делать…

ФЕДОТОВА. Когда, Светочка Сергеевна? Когда подумать? Я же уже сегодня  без-ра-бот-ная! И с директором я уже говорила… Меня же уволили!!!

ДЕНИСОВИЧ. Да хватит тебе, Матвеевна, причитать уже! Сказали тебе – это все не критично! Мы же тебя в Совет ТОСа избрали.

ФЕДОТОВА. А зарплата у меня там будет?

 

Появляется Стойкий. Мужчине за шестьдесят.  Он пришел с палочкой. Иногда кладет на нее ладони одна на другую и на них уже кладет свой подбородок и сидит молча.

 

СТОЙКИЙ. Здравствуйте всем! Извините, что опоздал… (Батуриной.) Я вам звонил, но было занято… Кому в голову пришло заседание в субботу назначить? К чему такая спешка? Ко мне вон сын с детьми приехал, а вы тут… Сразу предупреждаю… я долго тары-бары разводить не буду. Давайте быстрее сообщайте, что у вас тут происходит.

 

В кармане у Стойкого зазвонил телефон.

 

(В телефон.) Слушаю, Машенька…

ДЕНИСОВИЧ (Федотовой). Какая тебе зарплата, Матвеевна? У нас даже депутаты городской Думы зарплату не получают.

СТОЙКИЙ (прикрывает рукой динамик телефона, обращается к Денисовичу.) Да помолчите вы, ради бога! (В телефон.). Это я не тебе, Машенька! Что там Пашка, я не понял… Пусть сидит и ждет! Освобожусь, поговорим! Все, Машенька, я все сказал. (Выключил телефон, Денисовичу.) Такой же дурачок, как и вы все!

ДЕНИСОВИЧ. Ну, ты, Палыч, даешь! Мы-то тут причем?

СТОЙКИЙ (Денисовичу). А притом, что вы – молодые всегда причем! Вам голову задурили, а вы и рады!

ДЕНИСОВИЧ (Стойкому). Палыч, купи у меня машину.

СТОЙКИЙ. Во-во! Привыкли все на деньги мерить!

ДЕНИСОВИЧ (обращается ко всем, как бы ища защиты). Нет, он с сыном поругался, а мы виноваты! И обзывается ещё!

ФЕДОТОВА (Денисовичу). А зачем ты, Денисович, меня в Совет сунул, если там зарплаты нет? И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю!

ВЕСЕЛОВ (Стойкому). Юрий Павлович, вы же у нас тоже вахтером работаете? Вас тоже уволили?

ФЕДОТОВА. Да кто его уволит! Он же всю жизнь в охранном агентстве состоит и не школу, а муниципальное имущество охраняет.

СТОЙКИЙ (Федотовой). Вот сколько раз тебе говорить, Валентина!? Я не имущество, а «управление по муниципальному имуществу» охраняю. Что ты все никак запомнить не можешь?

БАТУРИНА (хлопая в ладоши). Стоп, стоп! Хватит о плохом! Давайте вернемся к нашим баранам! Я для чего вас всех в субботу собрала?

ВЕСЕЛОВ. А че вы сразу так!? Видите, у человека с сыном непонятки. Может, человек выговориться хочет? Может, совет какой-то от нас получить хочет?

ФЕДОТОВА. Да, Светочка Сергеевна… Может, Юрию Павловичу тоже какая-то помощь нужна от ТОСа.  И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю!  Но, давайте послушаем…

ДЕНИСОВИЧ (Веселову). А ты сдуйся! Че ты встреваешь?

ВЕСЕЛОВ (Денисовичу). Тебя не спросил.

СТОЙКИЙ (Денисовичу). Вы, Денисович… Извините, не знаю, как вас по имени… Я не лично вас имел ввиду, а всю молодежь. Молодежь, которая историю свою знать не хочет, а только о деньгах думает.

БАТУРИНА. Вы перепутали, Юрий Павлович. Денисович – это не отчество, это фамилия. А зовут его Геннадий Яковлевич. Денисович Геннадий Яковлевич.

СТОЙКИЙ (глядя на Денисовича). Ну, ещё раз, извините. Так это вы живете в трехэтажном коттедже на улице Зеленой? Владелец кафе и ресторанов. уковой.) Такой молодой, а уже «владелец». (Денисовичу.) Ну, извините, не знал. От отца, небось, рестораны достались?

ДЕНИСОВИЧ (хмуро).  От тестя!

ЖУКОВА. Так что у вас с сыном случилось?

СТОЙКИЙ уковой.) А ты, Зинаида, как тут? От вас, вроде, Петрова была.

ЖУКОВА. Теперь я за неё… Она у нас…

СТОЙКИЙ. Представляешь, Зинаида, он меня уговаривает, чтобы я, Стойкий Юрий Павлович, этим захватчикам помог ещё одно здание у города урвать.

БАТУРИНА. Какие захватчики, Юрий Павлович? Какое здание?

СТОЙКИЙ. Захватчики – это которые наш мебельный комбинат захватили?

БАТУРИНА. Так этот ваш мебельный комбинат ещё лет десять назад обанкротился…

СТОЙКИЙ (Батуриной).  Вот они его и обанкротили! Обанкротили и подешевке скупили! уковой.) А теперь хотят ещё одно здание прихватизировать. Которое – напротив комбината…. Там раньше, ты же помнишь, библиотека комбинатовская была. Так вот они сына моего – Пашку – подбивают, чтоб он меня убедил письмо-поддержки нашему мэру написать. От имени пенсионеров – ветеранов комбината. Дескать, ветераны со слезами на глазах просят мэра отдать этим агрессорам ещё и библиотеку. А они этих ветеранов… Почитай, всю нашу бригаду, когда комбинат обанкротили, на улицу выбросили. Ну, что я тебе рассказываю, ты сама через это прошла. Извини, что напоминаю.

 

Пауза.

 

ДЕНИСОВИЧ (хмуро).  Мы голосовать пришли или…

СТОЙКИЙ. Мы тоже почти месяц в пикетах стояли! Правда, до мордобоя дело не дошло… Но всё равно бесполезно! (После паузы.) А у меня там, ты же знаешь, и дед, и отец… Все мы там работали.

ФЕДОТОВА. Да, я тоже знаю. Вас так и звали «Стойкая династия».

СТОЙКИЙ. А сегодня только один Пашка там и остался. Вот они на него и давят. Дескать, пусть отец от имени ветеранов письмо мэру напишет, а мы его назад на комбинат возьмем. Надо же, вспомнили, когда приспичило! А Пашка мой, кажется, купился…  У них же, у молодых, сейчас только деньги на уме. А я чувствую… Они… Они ему наобещали «молочные реки и кисельные берега». У них же большой финансовый ресурс…

БАТУРИНА. Ветераны, наверное, пенсию получают…

СТОЙКИЙ. Получают. Курам на смех.

ЖУКОВА (Денисовичу). Вот вы, молодежь, не знаете… А при Советской власти люди со всей страны на комсомольские стройки ездили. Трудовые династии создавали. На всех заводах и фабриках рабочие династии были. И у Юрия Павловича тоже… Знаменитая трудовая династия Стойкого была. Их семья из артели за тридцать лет современный строительный комбинат сделала.

ВЕСЕЛОВ. Ой, как интересно! Расскажите…

БАТУРИНА. Веселов, ты на репетицию не опоздаешь?

ВЕСЕЛОВ. Нет. А че вы сразу… Интересно же…

 

У Батуриной звонит телефон.

 

БАТУРИНА (глянув на экран). Это муж, извините. (Уходит в кабинет председателя.) Говори, Слава…

ВЕСЕЛОВ (Стойкому.) А вы как, сами все на комбинат шли работать, или  вас партия посылала?

СТОЙКИЙ. Сами, конечно. Отцы детей к своей профессии старались приручить. (Рассказывает.) До войны, в конце сороковых у нас тут артель была… «Красный путь» называлась. Конные повозки делали. Телеги, кареты и даже тачанки… Стулья и табуретки всякие тоже делали. Мой дед эту артель возглавлял. Потом её… В шестьдесят восьмом году в райпромкомбинат переделали. Мой отец уже там работал. Они там мягкие диваны делать начали, матрасы пружинные и даже платяные шкафы. Ну и по мелочи тоже…

БАТУРИНА (в телефон). Хорошо, Слава, я поняла… Мало ли чего они не хотят! Поедут, как миленькие. Всё, Слава…

СТОЙКИЙ. Буфеты, трюмо, этажерки, … Потом уже, в семьдесят девятом, нас в современный мебельный комбинат переоборудовали. Я уже там работал. Мы даже по заказу музея настоящую тачанку сделали. В качестве экспоната! С пулеметом! По старым чертежам, конечно. Потом Пашка училище закончил и тоже мебельщиком стал.

БАТУРИНА. Всё, Слава, с детьми я сама разберусь. Все, извини, у меня люди! (Выключает телефон и выходит в прихожую.)

СТОЙКИЙ. А в двухтысячном пришли эти… (Кивает на Денисовича.)… благодетели… Переименовали нас в ООО «Гамма». Название какое-то дурацкое! А нас, значит, всех – по сокращению штатов с глаз долой… уковой.) А теперь, видишь, приспичило им. Ладно, Зинаида, что мы тут действительно с тобой в историю ударились. Надо и меру знать. У нас все-таки заседание. (Батуриной.) Светлана Сергеевна, а что вы на этот миллион сделать хотите?

ЖУКОВА. Ну, какой миллион, Юрий Павлович!? Не допустят они нас до этого Конкурса.

БАТУРИНА. Попытка не пытка. Наше дело написать проект и принять участие в Конкурсе. Если наш проект станет победителем… А он им станет, я уверена! Нам понадобится человек, который будет писать проект и отвечать за его реализацию.

ЖУКОВА. А почему вы, Светлана Сергеевна, сами не хотите за это отвечать?

БАТУРИНА. Видите ли… Мне летом как раз в это время надо будет отъехать ненадолго. И вместо меня ТОСом будет руководить мой заместитель… Геннадий Яковлевич.

СТОЙКИЙ. Если вас не будет, тогда, может, нам, действительно… Не надо участвовать в этом Конкурсе?

ДЕНИСОВИЧ (Стойкому). Палыч, не сходи с ума! Ты сам видишь, как мы субботник сделали! Всё за свой счет.

СТОЙКИЙ. Так это правильно. Для себя же делаем!

БАТУРИНА. Мы ещё спонсоров привлекаем. Вот на это помещение, например, деньги мой Славик дал.

ДЕНИСОВИЧ. Почему только Славик, а я? Я тоже всегда спонсирую. И на недавний субботник тоже…

БАТУРИНА. Да, конечно… Геннадий Яковлевич тоже…

ДЕНИСОВИЧ (Стойкому). Конкретно рукавицы и мешки для субботника я лично покупал. А теперь губернатор хочет, чтобы спонсором сама власть была. Для этого он Конкурс и объявил. Захотели мы,  допустим, спортивную площадку построить… Пожалуйста! Пиши проект и подавай в администрацию. Там его рассмотрят и, если он конкретно и правильно написан, дадут миллион рублей.

ФЕДОТОВА.  Целый миллион?

ДЕНИСОВИЧ. Конечно, мало! Можно было бы и побольше… Но этот Конкурс так и называется: «Конкурс на миллион!».

ЖУКОВА. Ага, держите карман шире!

БАТУРИНА (Федотовой.) Конечно, Валентина Матвеевна, дадут нам целый миллион! И не слушайте вы никого. Из бюджета нам на расчетный счет и перечислят. Мы же юридическое лицо. Поэтому нам надо обязательно принять участие в этом Конкурсе.

ДЕНИСОВИЧ. Чтобы всю нашу власть спонсором сделать!

БАТУРИНА. Теперь я предлагаю всем проголосовать. Кто за то, чтобы наш ТОС принял участие в данном конкурсе и старшим по написанию проекта назначить Веселова? Кто «За» прошу поднять руки. (Смотрит то на Федотову, то на Стойкого.)

 

Денисович поднимает руку. Федотова смотрит на Денисовича, потом на Батурину. Когда Батурина поднимает руку, Федотова наклоняется к Стойкому и что-то шепчет ему на ухо.

 

(Федотовой.) Валентина Матвеевна, прекратите шептаться. И руку свою поднимите…

ФЕДОТОВА. А я не хочу. Я воздерживаюсь. Имею право. И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю!

БАТУРИНА. А вы, Юрий Павлович? Почему вы не поднимаете руку?

СТОЙКИЙ. Я тоже «воздерживаюсь»!

 

Веселов включает на своем телефоне веселую музыку.

 

БАТУРИНА (Веселову). Выключи! И не превращай серьезное заседание в цирковое представление. (Федотовой.) Валентина Матвеевна, а почему вы решили воздержаться?

 

У Жуковой звонит телефон.

 

ЖУКОВА (в телефон). Подожди, Сергей Петрович… (Батуриной.) Не надо оказывать давление на делегатов. (В телефон.) Слушаю. Только коротко, я на заседании.

ФЕДОТОВА. А почему я для ТОСа должна стараться, когда ТОС не может меня на работу устроить? И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Помогите мне в школе остаться, и я за ваш миллион проголосую.

ЖУКОВА (в телефон). А я тебе что говорила? Принесете справку с налоговой, они вам ещё что-нибудь придумают… Ой, не смеши мои тапочки! Не допустят они вас к этому конкурсу, ежу понятно! (Слушает.)

ФЕДОТОВА (доставая бумагу, подходит к Батуриной). Я с директором уже говорила. Он сказал, в администрацию обращаться надо. В отдел школьного образования… И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Но я написала вот, как он советовал. Только, говорит, лучше, чтобы не я, а вы это написали и подписали. Надо это письмо от ТОСа отправить.

ЖУКОВА (в телефон). Ага, надежды юношей питают! Ладно, пока. (Отключает телефон.)

БАТУРИНА (взяла бумагу, прочитала, вернула обратно). Это уже так не работает. (Денисовичу.) Геннадий Леонидович, вы знаете, где Рыбалкин живет? Сходите и приведите его сюда!

СТОЙКИЙ. Это что же теперь… Рыбалкин один будет решать, участвовать нам в конкурсе или не участвовать?

 

Пауза.

 

ЖУКОВА. Скажите честно, Светлана Сергеевна. Зачем вам этот конкурс, если вы летом, как я поняла, в отпуск собираетесь?  Веселов вам проект напишет, Денисович, как зампредседателя, будет внедрять его в жизнь, а вы в это время – на пляже загорать и в море купаться!

БАТУРИНА. А я честно скажу… Мне скрывать нечего. Я путевку в феврале брала. Потому что у них до первого марта скидки действуют. На двадцать процентов путевка дешевле обошлась. И тогда я ни про какой конкурс ещё не знала.

ФЕДОТОВА. А куда купили, Светочка Сергеевна, если не секрет?

БАТУРИНА. Не секрет. В Крым. Город Алушта. Санаторий «Славутич».

ФЕДОТОВА. Фи-и-и, тоже мне нашли, куда ездить!

БАТУРИНА. Кому как, а мне нравится. У моего сына подозревают неспецифический язвенный колит. Надо эндоскопическое исследование кишечника делать. А у Славика тоже проблемы с кишечно-желудочным трактом. Там в Алуште есть ещё Санаторий «Голден резорт», но там цены запредельные. А в «Славутиче» поскромнее… И программа специальная разработана для лечения «жекатэ». «Здоровое пищеварение» называется. Мы туда уже всей семьей два раза ездили. Правда, последние два года, когда дом здесь строили, не до лечения было. Но в этом году я твердо решила: никаких отговорок. В июне, чтоб все как штык… А они меня знают! Если я сказала, значит так и будет!

ЖУКОВА. Ладно, будем ждать Рыбалкина.  Геннадий Яковлевич, не надо ходить, позвоните ему по телефону.

ДЕНИСОВИЧ. Да, я не знаю, где он живет. И телефона его у меня нет.

 

Пауза.

 

ФЕДОТОВА. Ой, мальчики-девочки, а я в девяностых годах почти все курорты мира объездила. Спасибо Виктору Степановичу Черномырдину. Вот кому надо в ноженьки поклониться! (Денисовичу.) Это сейчас вам, молодым, за границу поехать, как два пальца об асфальт. А мы до того, как Виктор Степанович свое историческое постановление не подписал… Он тогда министром, кажется, был… И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Но раньше нам, советским гражданам,  запрещалось посещать иностранные государства. И долларов у нас не было! А после постановления Виктора Степановича все сразу и появилось. И свобода передвижения, и свободный обмен… И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Но тогда на каждом углу можно было «деревянные» на «зеленые» обменять. Муж мой, Валера, тогда он в банке уже работал.

ЖУКОВА. Тогда многие комсомол на банки поменяли!

ФЕДОТОВА. Да, они с Евсеевым по комсомольской линии вместе работали. А он его потом в банк перетянул. И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Но когда Валерке было некогда, я детей под мышку и в аэропорт. Сначала на Мальдивские острова мы все ездили. Отлично помню остров Курумба на Мальдивах. Несколько раз там была. Красотища! Солнце, море и никаких проблем! Потом Арабские Эмираты, Египет, Испания, Италия… И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Но в Турцию тогда только челночники гоняли…

БАТУРИНА. Да. Мои родители тоже несколько раз в Турции были, когда челночили.  Они туда не лечиться ездили, а наоборот.

 

У Батуриной зазвонил телефон.

 

(Говорит резко в телефон.) Говори только быстро, у меня люди… Что значит боится? Ах, она меня боится! И правильно делает! Всё, Олежек. Я ей сама позвоню! Больше говорить не могу, у меня люди. (Отключила телефон.) В общем так. У кого, какие будут предложения?

ВЕСЕЛОВ. Когда я в армии служил, нам говорили… Бойцы своего командира не бояться, а уважать должны.

БАТУРИНА. Это ты к чему, Веселов?

ДЕНИСОВИЧ. Это он хохмит так. Креативность свою демонстрирует. (Веселову.) Ты дома свою Хромоножку так подкалывать будешь. А тут тебе не там, понял!

ВЕСЕЛОВ (Батуриной). Неправильно вы себя, Светлана Сергеевна, ведете! Грозным командиром себя выставляете! Вы так мужчин подавляете.

БАТУРИНА. Ну и нахал же ты, Веселов! Или это тебя агентство твое заставляет в чужие семьи влезать?

ВЕСЕЛОВ  (Жуковой). Вот вы говорите, у вас три женщины в доме… А у меня их целых пять. Здесь четверо и матушка ещё в деревне. Она одна там живет. И я их всех не только защищать, а ещё и содержать обязан. (Стойкому.) Извините, Юрий Палыч, но мне деньги во как нужны!

БАТУРИНА. Проект напишешь, будут тебе деньги! А умничать, Веселов, будешь потом. (Денисовичу.) Может, вы, Геннадий Яковлевич, сами сходите? К этому… к Рыбалкину? И за ручку его сюда приведете. Почему такое пренебрежительно отношение к своим друзьям, к соседям?

ДЕНИСОВИЧ. А че ходить, когда жене позвонить можно! У кого Райкин телефон есть?

ФЕДОТОВА. Она как в коттедж переехала, никому свой номер не дает. О! Я сейчас Нинке позвоню… Это парикмахерша… У нее точно Райкин телефон есть. Она к ней постоянно прическу делать бегает. (Ищет в телефоне нужный номер, звонит.)

 

Батурина входит в кабинет, звонит по телефону жене сына – Татьяне. Слышит голос автоответчика: «Телефон абонента заблокирован или находится вне зоны действия».

Денисович выглядывает на улицу.

 

ФЕДОТОВА (звонит по телефону). Ниночка, приветик! Я чё тебе звоню… Мне телефон Райкин нужен. Ну, посмотри и мне сбрось… Кто? Когда? Да ты чё!? (Отодвигает Денисовича от двери и выходит на улицу.)

ДЕНИСОВИЧ (вслед Федотовой). А полегче нельзя? (Тоже выходит на улицу.)

 

Федотова и Денисович вышли на улицу.

Батурина в кабинете.

 

ВЕСЕЛОВ (ставя экран телефона перед лицом Жуковой). Вот, почитайте.

ЖУКОВА (щурясь). Что там? Я без очков не вижу.

 

Батурина слышит голос автоответчика: «Телефон абонента заблокирован или находится вне зоны действия».

 

ВЕСЕЛОВ (читая на экране телефона). «Жители ТОСа «Солнечный круг» подали заявку на объявленный губернатором конкурс, приложив к ней проект детской площадки. Участники ТОС «Солнечный круг» назвали свой проект «Сказочный городок».

ЖУКОВА. Ну и что? Председателем у них Сергей Петрович. Я его отлично знаю. Я им звонила, предупреждала… Но они меня не послушали, и что? Так и получилось. Заявку у них не приняли. Потребовали представить справку от налоговой. И заметь, в условиях конкурса про эту справку ничего не сказано!

 

Батурина слышит голос автоответчика: «Телефон абонента заблокирован или находится вне зоны действия».

 

БАТУРИНА. Вот засранка! (Звонит сыну.) Олег, где Таня?..  Перестань… Ты у меня мужчина или кто? Дай ей трубку. (После паузы.) Танечка, в чем дело? (Выслушав объяснения.) А куда я заявку дену? Ты об этом подумала? Я же и на вас места забронировала. Короче, Таня, это не телефонный разговор… Ты когда дома будешь? (Выслушав.)  Хорошо, я сама к вам заеду. (Выключает телефон. Набирает номер мужа. Говорит в телефон.) Алло, Славик… Тут такое дело… У нас кто охранное агентство имеет? Серега Ситный, кажется? А он может устроить нашу жительницу в школу охранником! Федотову… Славик, поговори, пожалуйста, с ним… Да… Да… Просто, позвони и поговори! Да… Жду… Буду ждать твоего звонка.

 

ВЕСЕЛОВ уковой).  Если в условиях конкурса нет справки от налоговой, почему они её требуют?

ЖУКОВА. Чтобы до конкурса не допустить!

ВЕСЕЛОВ. Так если в условиях этого нет, значит опротестовать можно!

ЖУКОВА (Веселову).  Вот они с утра этим и занимаются. Только, я думаю, напрасно все это…

СТОЙКИЙ уковой). Я не понял, ты почему «против» конкурса решила?

ЖУКОВА. Это не я, это наши жители так решили. Я ведь не депутат, я – делегат. Я обязана выражать мнение общего собрания. У нас в ТОСе семь домов. Три дома «За», а четыре «Против».

СТОЙКИЙ. А ты? Ты лично сама как голосовала? «За» или «Против»?

ЖУКОВА. Я голосовала «Против»! Мы для чего создали ТОС? Чтоб с администрацией шашни крутить? Нет. ТОС – это общественное самоуправление. Жители должны сами, самостоятельно и под свою ответственность решать вопросы местного значения. Без всяких чиновников.

ВЕСЕЛОВ. Если про справку в конкурсе не написано, тогда несправедливо это…

ЖУКОВА (Стойкому). Между прочим, Советская власть тогда и стала гибнуть, когда чиновники в кабинетах за весь народ решать стали. Вы теперь что, хотите… чтоб и наш ТОС тоже медным тазом накрылся? Нет уж, Юрий Павлович! Два раза на те же грабли я вам наступить не дам!

СТОЙКИЙ. Да, я тоже чувствую, у ТОСов большое будущее! Если жители получат миллион, авторитет у ТОСов поднимется? Или я не так понимаю?

ЖУКОВА. Да не будет наша администрация ТОСы развивать! Она через них только деньги отмывать будет!

СТОЙКИЙ. Все-таки надо подумать тут.

ВЕСЕЛОВ. Анекдот есть такой. Про слона. У него на клетке написано, съедает пятнадцать килограмм морковки и по два килограмма яблок, груш и бананов. Один посетитель спрашивает: «Неужели он за раз все это съест?». А чиновник ему объясняет: «Съест он, может, и съест. Да кто ж ему столько даст?».

ЖУКОВА. Давайте, Юрий Павлович, сделаем так! Я подскажу вам, как с сыном помириться, а вы проголосуете так же, как мы с Витей! «Против» участия нашего ТОСа в этом конкурсе.

СТОЙКИЙ.  Ну, Зинаида… Это как-то нехорошо получается…

ВЕСЕЛОВ. Не хорошо на потолке спать, одеяло падает! Это не я, это теща моя так говорит.

ЖУКОВА. Пусть ваш сын заключит Договор с владельцами. Дескать, вы, Стойкий Юрий Павлович, напишите от имени ветеранов письмо в мерию, а они вам за это в этом же помещении дадут комнату.

СТОЙКИЙ. А зачем нам комната?

ЖУКОВА. В этом все и дело! Вы в этой комнате сделаете музей вашего комбината! Раньше ведь там библиотека была? Значит, комнаты там есть.

ВЕСЕЛОВ. А что? Классная идея! Вы  директором музея стать можете!

 

БАТУРИНА (хватает телефон, говорит в телефон.) Алло, Славик… Так… Так… Отлично… Замечательно… Ну, ты у меня молодец! Всё, всё, у меня люди… Скоро! Целую.

 

ЖУКОВА. Нехорошо, Юрий Павлович, это когда народ дурят и разъединяют! А мы должны возможность искать  объединиться!

СТОЙКИЙ. Хорошо, я подумаю…

 

Батурина выходит из кабинета.

Появляются Федотова и Денисович.

 

ДЕНИСОВИЧ. Мне сейчас Нинель звонить будет. Матвеевна её попросила. У нее же кнопочный, ватсапа нет.

 

У Денисовича зазвонил телефон.

 

О! (Говорит в телефон). Привет, Нинель!… Да, нормалек, у меня всё! Да… Нет… Да… Нет. Че я совсем дебил, че ли?  Слушай, Нинель… Сбрось мне на ватсап номер Райки Рыбалкиной…. Ага! Прямо сейчас… Хорошо. Жду. (Батуриной.) Сейчас скинет.

СТОЙКИЙ (Батуриной). Светлана Сергеевна, у меня к вам вопрос… А зачем вы ТОС создали? И что вы на этот миллион сделать хотите?

БАТУРИНА. Спортивную площадку. Как раз напротив моего дома замечательная помойка. Мы со Славиком уже два раза её за свой счет убирали. И в этот субботник порядок там навели. А теперь сходите и посмотрите! Там за неделю такой срач устроили! Ветки от деревьев, покрышки от машин, строительные отходы… Это прямо жуть какая-то! Такое впечатление, что самосвалами возят.

ФЕДОТОВА (Стойкому). Лично я свой мусор всегда аккуратно выношу. И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю!

ДЕНИСОВИЧ. Сейчас в каждом дворе грузовик имеется. Любой, кто захочет, то и везет вам свой мусор. Там, однозначно, надо спортплощадку делать!

БАТУРИНА. Между прочим, мне врач наш говорил, что эти помойки – главный фактор появления различных болезней, как у детей, так и у взрослых.

СТОЙКИЙ. Это всё понятно! Но почему, именно ТОС? Создайте просто некоммерческую организацию. Для них тоже губернатор субсидии выделяет. Ведь ТОС – это не только уборка мусора или благоустройство… Это территориальная местная власть… Только не вертикальная, а горизонтальная.

ЖУКОВА. А почему обязательно «спортивную площадку», а не, скажем,  «детскую»? Вон у  Виктора девчонки  по улицам бегают, а там машины…

ДЕНИСОВИЧ. А ему его подруга специально двойню родила, чтобы он женился на ней! Она на свадьбе уже с пузом хромала, сам видел.

ФЕДОТОВА (Денисовичу). Ой, чья бы корова мычала! И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Совсем охренопупился!

 

Пауза.

 

ЖУКОВА (Батуриной). А почему именно «спортивную»? И почему «напротив вашего дома»? Недалеко от дома Веселовых тоже есть мусорная свалка. Давайте её уберем и на том месте поставим детскую площадку? Закупим на весь миллион разных качелек, каруселек …

ДЕНИСОВИЧ (решительно). Давайте симметрично все сделаем! На одной площадке поставим и детское,  и спортивное оборудование! У нас будет универсальная спортивно-детская площадка.

ЖУКОВА. И где мы её поставим? У дома Веселовых?

ДЕНИСОВИЧ. Мне лично фиолетово! Давайте там устроим спортивно-детский комплекс. Тогда и у Весёлова появится хорошая мотивация писать проект. Ставлю вопрос на голосование. Кто за то, чтобы убрать мусор…

БАТУРИНА. Стоп, стоп, Геннадий Яковлевич! Не гони лошадей! Я между прочим лично ТОС создавала, чтобы прежде всего свою свалку убрать! Уберем мою, тогда и за другие возьмемся!

ЖУКОВА (обращается ко всем.) Лихо наши девки пляшут! Сразу четверо и в ряд!

БАТУРИНА. А вы как хотели? Привыкли на помойке жить, а я не собираюсь! Вы посмотрите, что у вас по обочинам улиц творится. Вы здесь долго живете и у вас просто глаз замылился. Мы, когда строились, тоже не замечали. Некогда было! А когда отстроились, когда во дворе порядок навели, цветы посадили… Вот честно скажу. Так вздохнула облегченно. Слава богу, кончилась эта вечная стройка! Оглянулась вокруг… Батюшки мои! Да дом-то прям посередь помойки стоит! Прям остров сокровищ какой-то! Жемчужное зерно в навозной куче! Особенно меня эта свалка мусорная задолбала! Прям перед самым носом мне её устроили.

ВЕСЕЛОВ. А кто устроил? Ваши гастарбайтеры и устроили, когда вам коттедж воздвигали.

БАТУРИНА. Ну, я не знаю! Спорить не буду! Но меня другое заело! Мы один раз её убрали, второй раз… Да сколько же можно! Нам что, это одним надо! Эта свалка одним только нам, что ли мешает?

 

Пауза.

 

Я как-то в сердцах пожаловалась подруге. А у нее брат-депутат! Михаил Жердяев, про которого Геннадий Яковлевич говорил. Он мне и подсказал. Хочешь, чтобы все соседи участвовали, создавай, говорит, соседское общество. ТОС называется. Вот и создала! Полгода этой ерундой занималась, думала, легче будет! Куда там! Вам хоть десять миллионов дай, все без толку!!!

СТОЙКИЙ. ТОС, Светлана Сергеевна, это не только свалку убрать… Это… Это общественное самоуправление. Вам надо было просто некоммерческую организацию создать.

ДЕНИСОВИЧ. Да хватит тебе, Палыч, хреновину пороть!

ЖУКОВА (спокойно, но громко). Прекратите, Денисович! Я требую, чтобы в этом помещении никаких гадких слов никто не произносил. Не надо тут выражаться по-всякому. И относиться друг к другу надо тоже уважительно. Это касается вас, Валентина, и вас, Геннадий Яковлевич. (Денисовичу.) Тут сидят люди постарше вас, а вы им «тыкаете», будто с ними гусей пасли. Прекратите это немедленно. Чтоб я этого больше не слышала!

ФЕДОТОВА. Да я никогда никому не «тыкаю». И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю!  Я с Юрой тысячу лет знакома, почему я должна ему «вы» говорить.

 

У Денисовича зазвонил телефон.

 

ДЕНИСОВИЧ (глянув на экран). О, Нинель звонит. (В телефон.) Смольный на проводе!… Да прикалываюсь я, непонятно че ли? Нет… Да… Нет… Да… Выдохни и забудь!… Куда?  Понял… Понял, говорю. (Выключил телефон.) Она мне Райкин телефон сбросила… Всё хорошо, только ничего хорошего. Райки дома тоже нет, она звонила ей. Глухо как в танке. Говорит, они, наверное, с Костяном детей в город повезли… В кинотеатр мультики смотреть… (После паузы.) Ну, мы будем голосовать или как?

БАТУРИНА. Подожди! уковой). Я не пойму вас, Зинаида Федоровна. Чего вы добиваетесь?

ЖУКОВА. А че тут непонятного?

БАТУРИНА. Вы что-то знаете, чего мы не знаем? Так просветите нас!

ЖУКОВА. Я считаю, что эти конкурсы власть специально объявляет, чтобы отвлечь нас… И про конкурс печатают тогда, когда они уже победителей своих определили! Вот я только что звонила… ТОС «Солнечный круг» тоже на этот миллион позарился. Весь пакет документов собрали и сдали в администрацию. И что? Документы не принимают, справку от налоговой требуют. А в условиях конкурса такого нет. Когда они эту справку предъявят, им другую причину найдут. По-любому документы у них не примут, вот увидите. И с нами точно также будет. В итоге мы и свалку не уберем, и площадку не построим!  Только зря время и нервы свои потратим.

ДЕНИСОВИЧ. Пошлем этот же проект в следующем году… Там же написано, что такой конкурс начинается с 2019 года и будет продолжаться…

ЖУКОВА. Наша власть этого и добивается! Чтобы мы сидели ровно и не пыхтели! А пока мы сидим, надеемся и ждем, они там спокойно пилят наши бюджетные деньги и рассовывают их по оффшорным карманам.

ФЕДОТОВА. И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Но эту хренотень… Ой! (Бьет себя по губам.) Не буду, не буду, не буду…

БАТУРИНА уковой). А вы как раз и предлагаете нам… В конкурсе не участвовать, а сидеть ждать и надеяться.

 

У Батуриной звонит телефон.

 

(В телефон.) Говори… Так… (Глянув на Федотову.)  Замечательно… Отлично! (Отключив телефон, говорит Федотовой.) Ваш вопрос, Валентина Матвеевна решен положительно. Мой друг владеет охранным агентством «Орион». Он согласен взять вас на работу. В понедельник вы устраиваетесь в «Орион», а во вторник выходите на вахту в нашу школу. Они ещё просили узнать, кто ваша сменщица?

ФЕДОТОВА. Моя сменщица… Мой сосед…  Виталий Федорович…

БАТУРИНА. Скажите ему, чтобы он тоже в понедельник был в «Орионе». У них там жуткий спрос на школьных вахтеров. (Всем.) Оказывается, никто не хочет в школу идти. Там же на переменах такой гвалт и визг стоит, что люди слух теряют. Поэтому туда дежурить никто не хочет.

ФЕДОТОВА. Ой, а мы за десять лет с Виталиком уже привыкли… Мы никакого шума уже не замечаем.

БАТУРИНА. Ну, вот и отлично! Вот теперь давайте голосовать! Кто за то, чтобы наш ТОС принял участие в Конкурсе, а Веселов написал проект?

 

Батурина и Денисович сразу поднимают свои руки. Федотова, посмотрев на Стойкого, а потом на Батурину, тоже поднимает руку.

 

Хорошо. Кто «против»?

 

Веселов, Жукова и Стойкий поднимают руки.

 

ДЕНИСОВИЧ. Опять двадцать пять!

 

У Жуковой звонит телефон.

 

ЖУКОВА (в телефон). Да, Алексей, я тебя слушаю… Подожди минуту… (Говорит всем.) Я ненадолго. (Выходит из помещения.) 

БАТУРИНА (спокойным голосом). Юрий Павлович, вы уже не воздерживаетесь? А что случилось? Вы можете аргументировать свою позицию?

СТОЙКИЙ. Могу. Почему мы тут за всех жителей решаем такой важный вопрос местного значения? Почему несколько человек должны за всех жителей что-то решать? Давайте этот вопрос на всеобщее обсуждение жителей выставлять. Вот такое мое мнение!

ВЕСЕЛОВ. А чё? По-моему, Юрий Павлович, истину глаголет! (Батуриной.) То есть, «глаголют»… Или «глаголят»?

БАТУРИНА. Не юродствуй, Веселов! У нас нет времени на всякие собрания! Тебе проект до седьмого мая сдать надо!

ВЕСЕЛОВ. А почему «мне»? Я че, опять крайний?

БАТУРИНА. Если «большинство» проголосует, ты обязан подчиниться! У нас в Уставе так написано!

 

У Денисовича зазвонил телефон.

 

ДЕНИСОВИЧ (в трубку). Да… Да… Понял! (Выключает телефон). Йез! Они у меня машину покупают!!! Не то, что вы – голодранцы!

ВЕСЕЛОВ. Давайте в чате… в нашей тосовской группе… голосование проведем…

БАТУРИНА. Как ты себе это представляешь?  У нас в группе сплошь пенсионеры! У некоторых ещё кнопочные телефоны на руках. У них ватсапа нет.

ДЕНИСОВИЧ. И не все жители состоят в нашей группе… Я посчитал… Двести тридцать человек не записались в группу.

ВЕСЕЛОВ. Давайте завтра вечером собрание проведем. Выберем место на какой-нибудь улице и проведем.

БАТУРИНА. Веселов, я же тебе сказала, у нас нет времени на всякие сборища!

ДЕНИСОВИЧ. Да какое собрание? Сдуйся, скоромох! Ты че, народ наш не знаешь? Они целый день в огороде пятой точкой вверх стоять могут, а на собрание придти у них времени нет. Вообще в частном секторе Совет ТОСа руководить должен, а не конференция.

ФЕДОТОВА. Действительно. И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Корабль в космос запустить можем, а собрание провести сил не хватает.

БАТУРИНА (Денисовичу). Геннадий Яковлевич, звони этим Рыбалкиным через каждые пять минут. Когда-то же эти мультики у них кончатся.

 

Денисович звонит по телефону Рыбалкину. Ставит на громкую связь

Автоответчик отвечает: «Абонент выключен или находится вне зоны действия».

Входит Жукова. Садится на стул.

 

СТОЙКИЙ. Теперь, что? Один Рыбалкин за всех жителей решать будет? Так получается!

БАТУРИНА. Нет, не так Юрий Павлович! За каждым из нас люди стоят. За мной моя улица стоит, за вами – ваша.  За Рыбалкиным тоже! И мы тут не просто сидим, а своих жителей представляем.

ЖУКОВА. Для этого надо на своих улицах собрание провести. И на конференцию придти с решением этого собрания. Мы же не депутаты, мы – делегаты конференции! Мы не своё суждение тут выдаем, а мнение жителей выражаем.

ВЕСЕЛОВ. Да нашим жителям все это пофиг! Я в прошлом году, когда ТОС создавали и делегатов выбирали, специально стебанулся! Ой, извините… Раз, говорю, никто не хочет, то я предлагаю свою кандидатуру. Просто так предложил, для прикола! Думал, отфутболят… скажут, молодой ещё, не опытный… А они нет! Все сразу обрадовались, быстренько проголосовали и по своим пещерам разбежались.

 

Пауза.

 

ЖУКОВА (Батуриной). А вы, Светлана Сергеевна, уверены, что ваши соседи на собрании примут решение убрать мусорную свалку и построить спортивную площадку именно напротив вашего дома.

БАТУРИНА. Вы за моих соседей не переживайте…

 

Пауза.

 

ДЕНИСОВИЧ. Я ж говорю, надо советом работать, а не с этой конференцией мучиться. (Звонит по телефону Раисе Рыбалкиной, автоответчик отвечает: «Абонент выключен или находится вне зоны действия».) Конечно, если они в кинотеатре, то телефоны отключили.

БАТУРИНА. А вы, Зинаида Федоровна, решили свадьбу свою красиво и с размахом сыграть. Да? И за свадебный квест Веселову хорошо заплатить? Этак, по-купечески, не скупясь. (Веселову.) Леля тебе обещала двойной тариф? Так тебе ещё Зинаида Федоровна подкинет! Уверена, она тебя не обидит!

ФЕДОТОВА (радостно). Зиночка, дорогая, как я рада за тебя! И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю!  Но свадьба – это здорово! Это замечательно! Почему я не знаю? Это ж надо, такое счастье. А Алексей уже согласился, да? Вы уже с ним договорились, да? И заявление в ЗАГС подали, да? Ну, слава богу! А то я так за тебя переживала! (Батуриной.) Вы, Светочка Сергеевна, не знаете, а наша Зиночка с Алексеем… уковой.) Сколько  вы с ним не расписаны живете?

ЖУКОВА (Федотовой). Может, не будем мою личную жизнь здесь обсуждать?

ФЕДОТОВА. Да как же не обсуждать, Зиночка! У тебя такая радость. (Батуриной.) Они с Алексеем…

ЖУКОВА. Прекратите, Валентина Матвеевна! Я же сказала, не надо.

ФЕДОТОВА. Почему, Зиночка? И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Но мне Алексей очень нравится. И я рада…

ЖУКОВА (Федотовой). Вы можете помолчать?

БАТУРИНА. Ах, вот в чем дело! Ну, тогда понятно! Тогда, конечно, надо спешить! Надо брать быка за рога! И годы поджимают… Понимаю, понимаю… Врачи говорят, рожать надо до сорока лет. Иначе потом проблемы будут. Небось, с двух сторон мужика обработали. С одной стороны – сестра,  а с другой – невеста.

ЖУКОВА (Федотовой). Бабьи сплетни хуже плетки – секут не жалеючи.

ФЕДОТОВА. Да какие сплетни!

ДЕНИСОВИЧ. От пипла не скроешь… Наш пипл желает знать всё!

ЖУКОВА. Да уж вижу! От сплетен не уйти. Ну раз так, то… Мне тоже скрывать нечего.  (Всем.) Алеша, он не такой, как вы все тут подумали! Просто так получилось… Им с сестрой после смерти матери, трехкомнатная квартира досталась. А Леша к тому времени уже развелся… А у Оли с мужем как раз ребенок родился. И Леша им оставил всю квартиру… Сам на съемную ушел. Но одна комната все-таки за ним осталась… По завещанию. И когда мы с ним познакомились… Леша, оказывается, потому не хотел сразу регистрироваться и свадьбу играть, потому как… Не хотел переезжать, как бы на все готовое… Он тоже хотел со своим… Ну, как бы это сказать?

ФЕДОТОВА. Со своим приданным придти…

ЖУКОВА. Да причем тут это!? Нет же! Просто хотел пристройку к дому сделать… Чтоб там душ был, ванная и все такое… Ведь мы три женщины: я, дочка и мама ещё моя… У нас же все удобства во дворе, сами знаете! Вот он и попросил Ольгу, чтобы она ему столько денег за комнату дала, чтоб на это все хватило. На самом деле это немного. Но она с братом долго не могла по цене договориться. Я этого не знала… Я бы Лешу отговорила… Я только недавно с его сестрой, с Ольгой познакомилась. Ольга действительно сама захотела, чтоб свадебный квест нам Виктор написал! Это Оля, как бы подарок Леше на свадьбу делает. Но что такое квест, я сама до сих пор не знаю… Вы же сами видите, как нам язык засоряют! Спросите у Веселова, если хотите!

ВЕСЕЛОВ (глядя на экран телефона, говорит громко). Опаньки! Вы только гляньте, че я нашел! (Выводит текст на общий экран.) Статья в нашей Верхнезауральской газете. Заголовок: «Партия власти провела свой праймериз и утвердила список кандидатов в депутаты, которые примут участие осенью 2019 года». И далее опубликован список этих самых кандидатов и их фотографии. Смотрите, кто возглавляет этот список! Денисович Геннадий Яковлевич.

 

Все смотрят на Денисовича.

 

ДЕНИСОВИЧ. А я чё? Это ж понятно… Фамилий на А, Б, Г не было, поэтому я первым и оказался.

ФЕДОТОВА. Ой, мальчики-девочки! И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Но наш Геночка, кажется, вляпался по самое не могу! (Денисовичу.) За что они тебя так, Геночка?

ДЕНИСОВИЧ (Федотовой).  А че ты, Матвеевна? Нормальный ход! А че?

ЖУКОВА. Конечно, нормальный! А главное, перспективный! Власть у нас все ругают… Власть у нас всегда плохая, всегда не права… Зато партия власти – всегда хорошая! Все правильно всё делает! Верной дорогой идете, Геннадий Яковлевич!

СТОЙКИЙ. Депутаты наши погрязли во взятках и утонули в воровстве! Вы, Денисович, как решили: бороться с этим, или участвовать в этом?

ДЕНИСОВИЧ. Да пошли вы все… козе в трещину!

ВЕСЕЛОВ. Вы, товарищ депутат, как разговариваете со своим будущим избирателем? Вы ему златые горы пообещать должны, а не посылать его в непотребное место!

ЖУКОВА (передразнивая кого-то). «Депутат Денисович, пообещал своим избирателям переобещать обещанное обещание».

ФЕДОТОВА. Ой, мальчики-девочки! И уж, кто уж тут, а уж, кто уж там, я прям, не знаю! Но я, когда смотрю на депутатов по телевизору, я всегда удивляюсь: «Разве может задница улыбаться?». Ой, Зиночка, прости меня, ради бога! (Бьет себя ладошками по губам и быстро говорит.) Я больше не буду, не буду, не буду, не буду…

БАТУРИНА (подходит к Денисовичу и пожимает ему руку). Вот это поступок! Поступок настоящего мужчины! Взвалить на себя такую ношу, не каждый способен. Недаром люди говорят, тяжела шапка Мономаха. Молодец, Геннадий Яковлевич! Я тебя поздравляю.

ВЕСЕЛОВ уковой). Теперь понятно, теть Зин, почему он так в заместители рвался!

ДЕНИСОВИЧ (обращаясь ко всем). А че, неправильно, че ли? Сначала мне ТОС поможет, а потом я – ТОСу авторитет подниму. Плохо че ли, когда депутат городской Думы у вас в ТОСе будет?

СТОЙКИЙ. Смотря какой депутат. Есть такие депутаты, которые обдирают нас за наши же деньги. Нашим салом – по сусалам!

ДЕНИСОВИЧ (Стойкому.) Никто вас не собирается обдирать. Да и че с вас взять! Вы же реальные нищеброды. Голодранцы!

ВЕСЕЛОВ. Ты думай, че говоришь-то…

ДЕНИСОВИЧ. А ты вообще сдуйся, скоромошник несчастный. Будешь мне тут ещё вякать.

ВЕСЕЛОВ. И буду! А че ты мне сделаешь, барон ресторанный?

ДЕНИСОВИЧ. Больно я тебе сделаю!

ФЕДОТОВА. Ой, мальчики-девочки, они, кажется, хотят нам тут петушиный бой показать.

ЖУКОВА. Этого нам тут ещё не хватало! Брэк, молодые люди!

ВЕСЕЛОВ. Ну, попробуй, сделай! Ты же только выдрючиваться можешь? Строишь из себя урку крутого!

ДЕНИСОВИЧ. Че ты сказал?

ВЕСЕЛОВ. Че слышал!

ДЕНИСОВИЧ (хватает Веселова за одежду). А ну пойдем, выйдем! Проверим, кто из нас круче.

ВЕСЕЛОВ. Пойдем! Думаешь, напугал, да?

ДЕНИСОВИЧ. А это мы сейчас посмотрим, кто кого напугал! Пойдем на свежий воздух, подышим. (Пытается схватить Веселова за одежду).

ВЕСЕЛОВ (бьет его по рукам). Не лапай, без тебя пойду! Думаешь, тут тебя кто-то боится? (Толкает Денисовича в грудь.).

 

Денисович хватает за руки Веселова, тянет его к двери.

Между ними завязывается драка.

Все бросаются их разнимать.

 

СТОЙКИЙ (пытаясь удержать Веселова).  Да погоди ты! Вот молодежь, удержу на них нет.

БАТУРИНА (пытаясь удержать Денисовича).  Только без рук, ребята, только без рук! Я кому сказала!?

ФЕДОТОВА (помогая Батуриной). Ой, прекратите, мальчики! Ой, держите девочки!

ЖУКОВА (помогая Стойкому). Брэк, молодые! Вы что творите на самом-то деле? Сейчас же разойдитесь!

 

Батурина и Федотова выводят Денисовича из помещения.

 

ЖУКОВА. Ну всё, Витюша, всё…  Успокойся! Ну, зачем ты так? Он ляпает, что ни попадя, а ты поддаешься. Он же специально тебя провоцирует.

СТОЙКИЙ. Ну ты, Витенька, даёшь! Не ожидал, не ожидал… Молоток!

ЖУКОВА. Ну, чему вы учите, Юрий Павлович. Не надо, Витюша, не делай больше так.

ВЕСЕЛОВ. А че он обзывается? Про Любаню такое говорит… Он же на субботнике ещё достал! (Стойкому.) А это не она, это я виноват! Это я первый Любане про ребенка начал… Я её как увидел первый раз, так сразу понял… Понял, что мы вместе будем и что детей у нас будет много. уковой.) Она, конечно, тоже была не против… Врач нам так и сказала: девушки двойняшек просто так не рожают… И что две девочки-близняшки – это тоже хорошо. Это значит, большой войны не будет. (Стойкому.) А он мне говорит, что у нас с Любаней брак по залету! А у самого-то… У меня брак по залету, а у него брак по расчету. Он сам мне говорил, его жениться тесть заставил. Аркадий Аркадьевич. Он всегда мальчика хотел, а у него одни девки рождались.

 

Входит Батурина.

 

БАТУРИНА. Я их отправила к дому Рыбалкиных, чтоб дождались и сразу же его сюда привели. (Веселову.) Ну, что, герой? Успокоился? Геннадий Яковлевич тоже хорош. А ещё будущий депутат. Я его отчитала, как следует!

 

У Веселова звонит телефон.

 

ВЕСЕЛОВ. О, мамуля! (В трубку громко.) Мамуля, здравствуй. Подожди… (Обращается ко всем.) Это мама моя звонит, я выйду ненадолго.

 

Веселов уходит.

 

БАТУРИНА. А с чего всё началось? Кто из них начал-то?

ЖУКОВА. Да Денисович ещё раньше его дразнил. Зоина дочка, Люба, при родах получила травму, после которой одна нога у нее стала длиннее другой. Врачи, конечно, что могли, сделали. И стало почти незаметно, только чуток прихрамывать стала. Но для девчонки это трагедия.

БАТУРИНА. Ещё бы! Я представляю!

СТОЙКИЙ (Батуриной). Её Хромоножкой в школе дразнили.

БАТУРИНА. Да, лихие были годочки! У меня родители тоже в школе работали. Папа – физруком был, мама – биологию преподавала.  А в начале девяностых челноками стали. В Турцию за вещами мотались.

СТОЙКИЙ. А сейчас они где? В городе?

БАТУРИНА. Нет. Я их в Германию подлечиться отправила. Мы со Славой в 1998 году познакомились. Когда дефолт в стране был. Мне как раз тогда восемнадцать лет исполнилось. Помню, Ельцин и Чубайс тогда за бугор свалили, а в стране полный бардак начался… Моим родителям повезло. Они тогда всё продавали и доллары копили, чтобы в строительство своего магазина вложить. «Сады Урала».

ЖУКОВА. С таким названьем сейчас несколько магазинов в городе работают.

БАТУРИНА. Да, это наши магазины. Название, между прочим, я придумала. Но всё, благодаря папе. Тогда же доллар с шести рублей до двадцати четырех подскочил. И папа несколько помещений скупил и в садово-огородные магазины переоборудовал. Слава мой – молодечек оказался. Сумел не только родительский бизнес на плаву удержать, но и развить максимально.

СТОЙКИЙ. Да уж, тогда всякий крутился, как мог.

БАТУРИНА. У Славика отец бензином торговал. Они с другом сначала с машин торговали, а после дефолта купили автозаправку. Потом ещё одну. У Славы там небольшая доля имеется. А в основном он нашими магазинами занимается. Вот сейчас в Китай ехать собирается за товаром.

ЖУКОВА. Ваш сын, наверное, ему помогает?

БАТУРИНА. Куда там! Какой из него помощник? Подкаблучником вон растет. Его жена,  Таня, как хочет, так им  и вертит. Главное, настырная такая. Оно и понятно! Она тоже в город из деревни приехала! Мы на семейном совете решили здесь дом построить для всей семьи. А что? Тут природа, воздух, атмосфера особая… Белки вон в лесу прыгают, птички поют. Для здоровья самая благодать!  Мы по два крыла специально отгрохали. Чтоб всем места хватило. Олег с Таней, мы со Славкой, ну и родители, конечно. Таня тогда, вроде как не против была… А когда переезжать время настало, она уперлась и ни в какую. Останусь в городе, говорит, и точка! Мы же когда коттедж строили, им свою квартиру в городе оставили. Ну, чтобы тут на стройке спинами не толкаться. И вот она встала стеной и с места её не сдвинуть. Говорит, меня тут все устраивает. И школа рядом, и детский сад, и поликлиника… Останусь в городе, не хочу на станции жить. А какая тут, к чертям лешим,  станция. Черта города уже! У каждого машина. Сел и через двадцать минут ты уже в центре.

 

Пауза.

 

И сейчас вот опять. Собрались всей семьей в Крым лететь, в санаторий… А она опять настырничает. Не хочет ехать, и хоть ты убей её…

 

Пауза.

 

СТОЙКИЙ.  Да когда-то тут у нас станция была. «Заречная» называлась. Отдельным хутором жили. Все друг друга знали, в гости по праздникам и выходным ходили.  Пикники семейные на берегу устраивали… Обязательно помогали друг другу. На каждой улице Уличный комитет работал. Какая ни какая, а все же власть была. Как беда вдруг какая, тут же комитет собирался, и всё миром решали. А потом, когда трассу отстроили, да ещё электричку пустили, вот тогда нас к городу и присоединили. Люди тогда и стали на «своих» и «чужих» почковаться.

ЖУКОВА. После Перестройки люди вообще друг от друга отдаляться стали. Заборами высоченными друг от друга отгородились.

СТОЙКИЙ. Это вот хорошо, что общественное самоуправление появилось. Какая ни какая, а власть на территории… Я думаю, от этого и другая жизнь начнется? Люди больше друг о дружке узнавать будут.

 

Появляется Веселов.

 

ВЕСЕЛОВ. Мамуля просит к ней приехать… Помочь… Картоху посадить… Грядки вскопать… Я Леле позвонил, договорился. Она меня на три дня отпустила.

БАТУРИНА. Ладно, езжай, без тебя проект напишем! Сейчас Денисович и Федорова приведут Рыбалкина, на этом и закончим.

 

Пауза.

 

Удивляюсь я вам, Зинаида Федоровна. Возглавляете оппозиционную партию, а сами… ТОС – это  ведь не государственная и не коммерческая структура… Это ведь третий сектор экономики. Почему вы против?

ЖУКОВА. Я нашей власти не доверяю!

СТОЙКИЙ. А я думаю, нам многоукладность нужна. Надо, чтобы и государственный сектор, и коммерческий сектор, и третий – негосударственный и некоммерческий – чтобы все уклады жили в дружбе и согласии…

 

Пауза.

 

ВЕСЕЛОВ. Я до армии у дяди Коли, пасечника подрабатывал. Мед помогал качать. У него самого семья большая, но летом ему помощь нужна. А я лес люблю… Пчелы, свежий воздух, медом и цветами пахнет. И ещё я Есенина люблю. (Читает стихотворение С. Есенина «Черемуха душистая».)

«Черемуха душистая
С весною расцвела
И ветки золотистые,
Что кудри, завила.
Кругом роса медвяная
Сползает по коре,
Под нею зелень пряная
Сияет в серебре.
А рядом, у проталинки,
В траве, между корней,
Бежит, струится маленький
Серебряный ручей.
Черемуха душистая
Развесившись, стоит,
А зелень золотистая
На солнышке горит.
Ручей волной гремучею
Все ветки обдает
И вкрадчиво под кручею
Ей песенки поет».

ЖУКОВА. А чё тебя в город вдруг потянуло?

ВЕСЕЛОВ. Так работы в деревне нет… Только сезонная… Я после армии сразу сюда подался. Сначала в Макдональдсе работал, потом курьером… В 2016  узнал, что создается Агентство праздничных услуг… Пришел. Спасибо Леле, сразу взяла.

ЖУКОВА. А женился когда?

ВЕСЕЛОВ. В 2014-ом. Мы с Любашей в кино познакомились. Она с подругой ходила. Сразу понравились друг другу, хотя она и старше меня на четыре года.  Тогда ещё Егор Васильевич жив был. Её отец. Когда девочки родились, он тоже радовался. Войны, говорил, не будет. Его через год, в 2015, вагоном придавило. Башмак не выдержал. То ли старый был, толи его кто-то поставил неправильно. Я теперь у них один мужчина остался.

СТОЙКИЙ. Да, я помню, как его Зойка переживала. Как она сейчас?

ВЕСЕЛОВ. Да работает потихоньку. Они ведь все на «железке» работали. Тетя Зоя и Любаня в диспетчерской, а он путейщиком. Сейчас тетя Зоя также работает. И Любане помогает девчат воспитывать. А они нам скучать не дают.

ЖУКОВА. Дети – это хорошо!

СТОЙКИЙ. У меня тоже внуки – ни минуты покоя! Носятся как угорелые. А растут, как цены в магазине – быстро и незаметно! Не успел оглянуться, а они уже на велосипедах скачут. Моего отца звали Павлом в честь Павки Корчагина, а меня – Юрием – в честь Юрия Гагарина. Я же в 1962 году родился. И это правильно! Только нашим молодым плевать на все это! Одного сына Лукой назвали, другого – Савелием! Почему так, спрашиваю? А нам так нравится! И хоть кол им на голове теши!  Про Уличный комитет или про ТОС даже слушать не хотят! Я же при Советской власти в Уличном комитете состоял. Тогда у нас строго было. Вдоль всех улиц сточные канавы были, перед каждым домом небольшой заборчик и садик… А сейчас… Заборы до самой дороги  тянут…

БАТУРИНА. Всё течет, все изменяется! Другое поколение, другая жизнь!

ЖУКОВА. Но нельзя же всё так беззастенчиво крушить и ломать! Мои родители в конце семидесятых с Кубани после института приехали по комсомольской путевке на «Сибтяжмаш». Он же тогда только-только зарождался. В 1982 году, в год моего рождения,  они закончили стройку и сдали первый экскаватор.  В конце восьмидесятых он уже обеспечивал производство экскаваторной техники для всего КАТЭКа. Готовилось строительство второй очереди… И вдруг – бах! Перестройка! Экскаваторы вдруг стали не нужны. Из Москвы пришел приказ: экскаваторы делать не надо, давайте изготовлять ферросплавы. Зачем? Откуда? Кто так решил? Тишина! Понаехали спонсоры, инвесторы и… Пошло-поехало! Ферросплавы, оказывается, тоже не нужны. Давайте разместим здесь нефтебазу. Выведем её за черту города. И что? Теперь ни завода, ни специалистов, одни развалины… Смотреть невозможно… (На глазах у Жуковой появляются слезы.) Двадцать пять лет заводу хотели отметить! Не дали! Всё порушили, всё уничтожили! И плевать им на людей – всем этим инвесторам и благодетелям! Ненавижу! Извините!

 

Жукова, вытирая слезы, выходит на улицу.

 

БАТУРИНА. Что это с ней?

СТОЙКИЙ. Их завод в 2006 году закрыли! Её отец начальником цеха был. Не выдержал, от инсульта умер. Но… Пришла беда, отворяй ворота. Тогда всех работников поувольняли. Зинаида вместе с мужем… Его тоже Юрием звали… На митинги и пикеты ходили! Их конечно, разгоняли… Юрию дубинкой по голове досталось… Три года проболел и тоже умер! Вот такие дела…

ВЕСЕЛОВ. Она поэтому оппозиционную партию возглавила?

 

Входят Денисович, Федотова и Жукова.

 

ДЕНИСОВИЧ (в телефон.) Да, понятно… Понятно… Машина готова, приезжай, плати бабки и… Понял… Понял. О кей – какао! (Выключил телефон и говорит Батуриной.) Были у Райки… Она говорит, Костян с Михаем с утра на охоту укатили. А там телефоны не берут, и связи с ними у Райки нет. Говорит, вечером в четыре часа обещали приехать.

БАТУРИНА. И Жердяев с ним? Вот нашли время! Теперь я сомневаюсь… Если приедут, то (Щелкает себя по горлу.) Под этим делом будут…

ДЕНИСОВИЧ. Нет, нет, Сергеевна, тверезые приедут. Жердяев – депутат, а Костяну в восемь часов на вахту заступать. Он в «Стальграде» работает. У них там вагоны с железом под разгрузкой стоят. Он обязательно должен трезвый приехать. Иначе – волчий билет в зубы и на биржу труда. В четыре точно приедут. Ему же надо переодеться, пожрать и до работы ещё добраться. Я его по дороге перехвачу и сразу сюда доставлю.

БАТУРИНА. Гляди, Геннадий Яковлевич, все это под твою ответственность!

ДЕНИСОВИЧ. Все сделаn